Р. Докинз. Рассказ Предка-05. Архаичный Homo sapiens. Работящие

 

04. Рандеву 0. Все человечество

Ричард Докинз. Рассказ Предка
Часть 05

06. Умелые

Архаичный Homo sapiens

Наша первая путевая отметка на пути назад к Рандеву 1 находится в глубине предпоследнего ледникового периода около 160 тысяч лет назад. Я выбрал эту остановку, чтобы посмотреть на ископаемые находки из Херто в Афарской котловине в Эфиопии. Люди из Херто, по словам их открывателя, Тима Уайта и его коллег, интересны тем, что они относятся "к популяции, находящейся на границе анатомической современности, но еще не совсем современной". Выдающийся палеонтолог Кристофер Стингер считает "материал из Херто древнейшей летописью того, о чем мы думаем как о современном H. sapiens" рекордом, ранее принадлежавшим более молодым ископаемым из Средней Азии, датируемым примерно 100 000 лет назад.

Несмотря на незначительность отличий между "современным" и "почти современным", ясно, что люди Херто находятся на перегибе между современными людьми и теми предшественниками, которых мы знаем под всеобъемлющим названием "архаичный Homo sapiens". Некоторые авторитетные источники используют это название вплоть до 900 тысяч лет назад, где оно переходит в более ранний вид, Homo erectus. Как мы увидим, другие предпочитают давать различные латинские имена переходным архаичными формам. Я обойду диспуты, используя англицизмы в стиле моего коллеги Джонатана Кингдона (Jonathan Kingdon): "Современные", "Архаичные", "Прямоходящие" и другие, которых я упомяну, когда мы доберемся до них. Мы не должны ожидать, что проведем аккуратную линию между ранними Архаичными и Прямоходящими, от которых они произошли, или между Архаичными и ранними Современными, эволюционировавшими из них. Пусть вас не смущает, между прочим, факт, что Прямоходящие были даже более архаичные (с маленькой "а"), чем "Архаичные" (с большой "А"), и что все три типа были прямоходящими с малой "п"!

Архаичные формы сохранялись наряду с современными формами, по крайней мере, до 100 тысяч лет назад (и еще дольше, если мы включим неандертальцев, о ком подробнее — через мгновение). Окаменелости Архаичных находят по всему миру и датируют различными временами в пределах нескольких последних тысяч лет: например, германский "Гейдельбергский человек", "Родезийский человек" из Замбии (которую раньше называли Северной Родезией) и китайский "Человек Дали". Архаичные имели большой мозг, подобно нашему, в среднем от 1200 до 1400 кубических сантиметров. Это немного меньше наших современных 1400 кубических сантиметров, но диапазон хорошо перекрывается с нашим. Их туловища были более крепкими, чем наши, их черепа - толще, и у них были более выражены надбровные дуги и подбородки. Они выглядели более похоже на Прямоходящих, чем мы, и в ретроспективе оправданно рассматривать их как переходных. Некоторые таксономисты признают их подвидом Homo sapiens, называя Homo sapiens heidelbergensis (тогда как мы будем называть Homo sapiens sapiens). Другие не признают Архаичных как Homo sapiens вообще, а называют их Homo heidelbergensis. А третьи разделяют Архаичных на несколько видов, например, Homo heidelbergensis, Homo rhodesiensis, и Homo antecessor. Если подумать об этом, то мы должны были бы удивляться, если бы не было разногласий по вопросу деления. В эволюционном рассмотрении жизни следует ожидать непрерывный диапазон промежуточных форм.

Современный Homo sapiens sapiens - единственный побег Архаичных. Другой вид высокоразвитых людей, так называемые Неандертальцы, были нашими современниками большую часть нашей предыстории. Они напоминали Архаичных больше, чем мы, и в некоторых отношениях они кажутся произошедшими от корня Архаичных между одной и двумя сотнями тысяч лет назад - в данном случае не в Африке, а в Европе и на Ближнем Востоке. Ископаемые из этих регионов показывают постепенный переход от Архаичных к неандертальцам. Из найденных первые бесспорные окаменелости неандертальцев относятся к периоду перед самым началом последнего ледникового периода около 130 000 лет назад. Затем они упорно сохранялись в Европе в течение большей части этого холодного периода, исчезнув приблизительно 28 000 лет назад. Другими словами, на протяжении всего своего существования неандертальцы были ровесниками европейских Современных эмигрантов из Африки. Некоторые считают, что Современные были ответственны за их исчезновение, либо убивая их непосредственно, либо конкурируя с ними.

Анатомия неандертальца достаточно отличалась от нашей, чтобы некоторые предпочли дать им отдельное видовое имя Homo neanderthalensis. Они сохранили некоторые черты Архаичных, такие как большие надбровные дуги, которых нет у Современных (вот почему некоторые авторитетные источники относят их к другому типу Архаичных). Их адаптации к холодной среде включали коренастость, короткие конечности и громадные носы, и они наверняка должны били тепло одеваться, предположительно в шкуры животных. Их мозг был таким же большим, как наш, или даже больше. Много внимания уделяется ненадежным указаниям на то, что они ритуально хоронили мертвых. Никто не знает, могли ли они говорить, и мнения в отношении этого важного вопроса разделяются. Археология намекает, что технологические идеи могли передаваться между неандертальцами и Современными, но это могло происходить и благодаря подражанию, а не языку.

Правила паломничества указывают, что только современные животные, отправляющиеся из настоящего времени, имеют право рассказывать истории. Мы сделаем исключение для Додо и для эпиорниса, так как они жили в недавние исторические времена. И ископаемые Homo erectus и Homo habilis подпадают под определение "теневых" пилигримов, поскольку можно представить правдоподобные аргументы в пользу того, что они — наши прямые предки. А может неандертальцы также попадают в эту категорию? Произошли ли мы от них? Что ж, оказалось, что ответ на этот вопрос является темой истории, которую хотят рассказать неандертальцы. Считайте "Рассказ Неандертальца" предлогом, позволяющим нам об этом поговорить.

Рассказ Неандертальца (написан с Йеном Вонгом)

Происходим ли мы от неандертальцев? Если так, они должны были скрещиваться с Homo sapiens sapiens. Но скрещивались ли они? Они пересекались долгое время в Европе, и наверняка между ними были контакты. Но выходило ли это за рамки контакта? Унаследовали ли современные европейцы гены неандертальцев? Это тема горячих споров, недавно вновь разгоревшаяся из-за замечательного извлечения ДНК из костей поздних неандертальцев. До сих пор мы извлекали только митохондриальные ДНК, наследуемые по материнской линии, но этого достаточно для предварительного вердикта. Неандертальские митохондрии четко отличаются от митохондрий современных людей, что предполагает, что неандертальцы не ближе к европейцам, чем к другим современным людям. Другими словами, общий предок по материнской линии неандертальцев и всех современных людей жил намного раньше, чем Митохондриальная Ева: примерно 500 тысяч лет назад в противоположность 140 тысячам. Это генетическое свидетельство предполагает, что успешные скрещивания между неандертальцами и Современными людьми были редки. И поэтому часто говорят, что они вымерли, совсем не оставив потомков.

Но давайте не забывать про "80-процентный" аргумент, который удивил нас в "Рассказе Тасманца". Единственный иммигрант, сумевший внедриться в Тасманийскую популяцию, имел 80%-ый шанс присоединиться к компании всеобщих предков: кругу людей, которые могут называться предками всех выживших тасманцев в далеком будущем. По той же причине, если, скажем, один неандертальский мужчина влился в популяцию sapiens, это дало ему приемлемый шанс стать общим предком всех современных европейцев, живущих сегодня. Это может быть верно, даже если европейцы не несут неандертальских генов вообще. Удивительная мысль.

Итак, несмотря на то, что немногие, если таковые вообще имеются, из наших генов происходят от неандертальцев, возможно, что у некоторых людей есть много неандертальских предков. В этом заключается различие, с которым мы столкнулись в "Рассказе Евы", между родовыми деревьями генов и людей. Эволюция направляется потоком генов, и мораль "Рассказа Неандертальца", если мы позволим ему высказаться, в том, что мы не можем, не должны взирать на эволюцию сквозь призму родословных индивидов. Конечно, индивиды важны в различных смыслах, но если мы говорим о родословных, то это значит – о родовых деревьях генов. Слова "эволюционное происхождение" относятся к генным предкам, а не к генеалогическим предкам.

Изменения в ископаемых также отражают генные линии, а не генеалогические линии. Окаменелости свидетельствуют, что анатомия Современного была передана по всему миру благодаря миграции "недавно из Африки". Но работа Алана Темплтона (описанная в "Рассказе Евы") предполагает, что мы также частично "произошли" от неафриканских Архаичных, вероятно, даже неафриканских Homo erectus. Это описание одновременно и проще, и сильнее, если мы перейдем от разговора о людях к разговору о генах. Гены, определяющие нашу Современную анатомию, были перенесены из Африки НИА-мигрантами, оставившими за собой ископаемые останки. В то же время свидетельства Темплтона предполагают, что другие наши гены текли по миру другими маршрутами, но оставили об этом мало анатомических свидетельств. Большинство наших генов, возможно, прошли по маршруту недавно-из-Африки, в то время как только некоторые пришли к нам другими путями. Что может быть более ярким способом выразить это?

Итак, утвердили ли неандертальцы свое право рассказать историю? Может быть, историю о генеалогии, если и не о генах.

Работящие

Двигаясь вглубь времен в поисках предков, мы останавливаемся снова на отметке 1 миллион лет. Единственный подходящий кандидат этого возраста относится к типу, обычно называемому Homo erectus, хотя некоторые назовут тех из них, что жили в Африке, Homo ergaster, и я последую за ними. В поисках англиканизма для этих существ, я назову их Работящими, а не Прямоходящими, частично из-за того, что я думаю, большинство наших генов имеют истоки в этой африканской форме, и частично в силу того, что, как я уже упоминал, они были не более прямоходящими, чем их предки (Homo habilis) и потомки (мы). Какое бы имя мы не предпочли, тип Работящий сохранялся примерно от 1.8 миллиона лет назад примерно до 1 миллиона лет назад. Они широко признаны как непосредственные предшественники, и частично современники, Архаичных, которые, в свою очередь, предшествовали нам, Современным.

Работящие были заметно другими по сравнению с современным Homo sapiens, и, в отличие от архаичных людей, в некоторых аспектах они отличались от нас без совпадений. Ископаемые находки показывают, что они жили на Ближнем и Дальнем Востоке, включая Яву, и представляли древнюю миграцию из Африки. Вы, вероятно, слышали о них под их старыми именами Яванского человека и Пекинского человека. На латыни, перед тем, как они были включены в род Homo, они имели родовые имена Pithecanthropus и Sinanthropus. Они ходили на двух ногах как и мы, но имели меньший объем мозга (900 см3 в ранних образцах до 1100 см3 в поздних), размещенного в более низкий, менее сводчатый и более покатый череп, чем наш, и у них были отставленные назад подбородки. Их выступающие надбровные дуги создавали выраженный горизонтальный выступ над глазами, расставленными на широких лицах, с сужением черепа позади глаз.

Волосы не сохраняются, поэтому нет точного момента в нашей истории, чтобы обсудить очевидный факт, что в некий момент нашей эволюции мы потеряли волосы на теле, за шикарным исключением верхушек наших голов.

Весьма возможно, Работящие были более волосатыми, чем мы, но нельзя исключить возможности, что они уже потеряли волосы 1 млн. лет в назад. Они могли быть столь же голыми, как мы. В равной степени никто не должен жаловаться на художественно воссозданный образ, столь же волосатый, как шимпанзе, или с любым другим промежуточным уровнем косматости. Современные люди, по крайней мере мужчины, остаются довольно изменчивыми в количестве волос. Волосатость - это одна из черт, которая может увеличиваться или уменьшаться в ходе эволюции снова и снова. Рудиментарные волосы, с их клеточными поддерживающими структурами, таятся даже в самой гладко выглядящей коже, готовые эволюционировать в целую шубу из густых волос по первому требованию или снова исчезнуть, как только естественный отбор отзовет их со службы. Посмотрите на шерстистого мамонта и шерстистого носорога, которые быстро эволюционировали в ответ на недавние ледниковые периоды в Евразии. Мы вернемся к эволюционной потере волос человеком, как это ни странно, в "Рассказе Павлина".

Едва уловимые свидетельства регулярного использовавшихся кострищ предполагают, что, по крайней мере, некоторые группы Работящих открыли огонь - историческое событие при взгляде в ретроспективе. Свидетельства не столь надежны, как мы могли бы надеяться. Почернение от сажи и угля не сохраняется столь долгое время, но костры оставляют более стойкие следы. Современные экспериментаторы систематически конструировали различные виды костров и затем изучали их. Выяснилось, что сознательно построенные походные костры намагничивают почву особым образом, что отличает их от лесных пожаров и от сгоревших пней деревьев – я не знаю почему. Но такие признаки свидетельствуют о том, что Работящие и в Африке и в Азии строили лагерные костры около 1.5 млн. лет назад. Это не обязательно должно означать, что они знали, как разжечь огонь. Они могли начать с завладения и поддержания естественно возникшего огня, кормя и охраняя его, как некоторые заботятся о домашнем «животном» тамагочи.

Возможно, прежде чем начать готовить пищу, они использовали костры для отпугивания опасных животных и обеспечения света, тепла и общественного места сбора. Работящие также обрабатывали и использовали каменные орудия, а также предположительно деревянные и костяные. Никто не знает, могли ли они говорить, и свидетельства об этом трудно отыскать. Вы, вероятно, думаете, "трудно отыскать" - это мягко сказано, но мы уже достигли пункта в нашем путешествии в прошлое, когда ископаемые начинают говорить. Так же, как стояночные костры оставляют следы в почве, необходимость говорить вызывает крошечные изменения в скелете: не столь радикальные, как полая костяная коробка в горле, усиливающая громоподобный голос обезьяны-ревуна южноамериканских лесов, но все же заметные признаки, которые можно было бы надеяться обнаружить у некоторых ископаемых. К несчастью, уже обнаруженные следы не достаточно красноречивы, чтобы однозначно решить вопрос, и он остается спорным.

Есть два участка мозга современного человека, которые, похоже, сопряжены с речью. На каком этапе нашей истории увеличились эти участки – область Брока и Область Вернике? Самым приемлемым подходом к мозгам ископаемых являются эндокасты, которые будут описаны в "Рассказе Работящего". К несчастью, линии, разделяющие разные области мозга, четко не фоссилизируются, но некоторые эксперты считают, что можно утверждать, что речевые области мозга увеличились еще два миллиона лет назад. Те, кто хотят верить, что Работящие обладали способностью говорить, обнадеживаются этими свидетельствами.

Их огорчает, однако, когда они переходят ниже по скелету. Наиболее полным скелетом Homo ergaster, который мы знаем, является Турканский Мальчик, умерший около озера Туркана в Кении около 1 млн. лет назад. Его ребра и малый размер отверстий в позвонках, через которые проходят нервы, предполагает, что он не обладал хорошим контролем над дыханием, что, кажется, связано с речью. Другие ученые, исследовавшие низ его черепа, заключили, что даже неандертальцы всего 60000 лет назад не были говорящими. Свидетельство заключается в том, что форма их гортани не позволила бы им издавать полный спектр гласных, которые используем мы. С другой стороны, как отметил лингвист и эволюционный психолог Стивен Пинкер, "Ызык с мылынкым кылычыствым глысных мыжыт ыстывытьсы впылны вырызитыльным". Если письменный иврит может быть понятным без гласных, я не вижу причин, почему таким не мог быть разговорный неандертальский или даже эргастерский. Южноафриканский антрополог-ветеран Филип Тобиас (Philip Tobias) подозревает, что язык мог предшествовать даже Homo ergaster, и он вполне может оказаться прав. Как мы видели, другие придерживаются крайне противоположных взглядов, датируя происхождение языка Великим Скачком, всего несколькими десятками тысяч лет назад.

Это, может быть одним из тех споров, которые никогда не будут разрешены. Все рассмотрения зарождения человеческой речи начинаются цитированием Парижского Лингвистического Общества, которое в 1866 году запретило обсуждение этого вопроса, так как посчитало его не имеющим ответа и бесполезным. Вероятно, на него трудно ответить, но он не относится к тем, которые в принципе не имеют ответа, как некоторые философские вопросы. Там, где дело касается научной изобретательности, я - оптимист. Так же, как дрейф материков сейчас установлен вне всяких сомнений, со многими нитями убедительных доказательств, и так же, как по «отпечаткам пальцев» ДНК можно установить точный источник пятна крови с уверенностью, о которой судебные эксперты могли когда-то только мечтать, я сдержанно ожидаю, что ученые однажды найдут какой-нибудь изящный метод установления времени, когда наши предки заговорили.

Даже я, тем не менее, не надеюсь на то, что мы когда-либо узнаем, что они говорили друг другу или на каком языке. Началось ли это с отдельных слов без грамматики - эквивалента детского лепета? Или грамматика проявилась рано и внезапно, что вероятно и даже не глупо? Может быть, способность к грамматике была уже глубоко в мозгу и использовалась для чего-то еще, вроде мысленного планирования. Возможно ли, что грамматика, по крайней мере, применительно к общению, была внезапным изобретением гения? Я сомневаюсь в этом, но в этой области я не стану исключать что-либо с уверенностью.

Как шажок к определению даты возникновения языка, появилось несколько многообещающих свидетельств. Семейство под кодовым именем КЕ страдает от странного наследственного дефекта.

Приблизительно из 30 членов семьи, представляющих более чем три поколения, около половины нормальны, но пятнадцать показывают любопытное лингвистическое заболевание, которое, кажется, затрагивает и речь, и понимание. Оно называется вербальной диспраксией и впервые проявляет себя в детстве как неспособность к разборчивой артикуляции. Другие авторитетные источники считают, что причина кроется в "слепоте к деталям", подразумевая неспособность схватывать определенные грамматические особенности, такие как род, время и число. Ясно то, что ненормальность является генетической. У людей она либо есть, либо ее нет, и это связано с мутацией важного гена под названием FOXP2, который у остальных из нас имеется в немутировавшей форме. Как и для большинства наших генов, своя версия FOXP2 присутствует у мышей и других видов, и, вероятно, делает разные вещи в мозгу и где-нибудь еще. Опыт семьи КЕ показывает, что у человека FOXP2 важен в развитии некоторых частей мозга, задействованных в речи.

Итак, мы, естественно, хотели бы сравнить человеческий FOXP2 с таким же геном у животных, лишенных речи. Можно сравнить гены, либо глядя на последовательности самой ДНК, либо на последовательность аминокислот в белках, которые они кодируют. В некоторых случаях обнаруживаются различия и это - один из них. FOXP2 кодирует белковую цепочку длиной 715 аминокислот. Мышиная версия и версия шимпанзе различны только в одной аминокислоте. Человеческая версия отличается от обеих двумя дополнительными аминокислотами. Понимаете, что это может значить? Хотя люди и шимпанзе разделяют большую часть их эволюции и их генов, ген FOXP2 - это одно из мест, где люди, кажется, эволюционировали быстро за короткое время раскола между ними. И один из наиболее важных аспектов в наших с шимпанзе различиях, что у нас есть язык, а у них - нет. Ген, который изменился где-то на пути к нам, но после отделения от шимпанзе, относится к тому виду генов, которые мы должны искать, пытаясь понять эволюцию языка. И именно этот ген мутировал в злополучной семье КЕ. Возможно, именно изменение в F0XP2 сделало людей, в противоположность шимпанзе, способными к языку. Имели ли Работящие мутировавший ген FOXP2?

Не замечательно ли было бы, если бы мы могли использовать эту генетическую гипотезу для датирования происхождения речи у наших предков? Хотя мы не можем сделать этого с уверенностью, но мы можем сделать кое-что весьма значительное в этом направлении. Очевидным подходом была бы триангуляция назад среди разных вариантов современных людей в попытках вычислить возраст гена F0XP2. Но, за исключением редких горемык, таких как члены семьи KE, нет никакого различия среди людей ни в одной из аминокислот F0XP2. Нет достаточного количества вариаций для триангуляции. К счастью, есть другие части гена, которые никогда не транслируются в белок и которые поэтому могут мутировать без "внимания" со стороны естественного отбора: это "молчащие" буквы кода, в тех частях гена, что никогда не транскрибируются и называются интронами (в противоположность экзонами, которые экспрессируются и поэтому видны для естественного отбора). Молчащие буквы, в противоположность экспрессируемым, весьма вариативны среди отдельных людей, и также между людьми и шимпанзе. Мы можем получить представление об эволюции гена, если посмотрим на картину вариаций в молчащих участках. Хотя молчащие буквы сами по себе и не подвержены естественному отбору, они могут быть подхвачены отбором соседних экзонов. Даже лучше, математический анализ картины вариаций молчащих интронов дает хороший указатель о том, когда он был подхвачен естественным отбором. И ответ для FOXP2 - менее чем 200 тысяч лет назад. Изменение человеческой формы FOXP2, отобранное естественным отбором, кажется, примерно совпадает с изменением от Архаичного Homo sapiens к анатомически современному Homo sapiens. Возможно ли, что тогда родился язык? Пределы погрешности для такого рода расчетов широки, но это изощренное генетическое свидетельство можно считать голосом против теории, что Homo ergaster могли говорить. Что еще более важно для меня, этот неожиданный новый способ укрепляет мой оптимизм, что однажды наука откроет способ опровергнуть пессимистов Парижского Лингвистического Общества.

Homo ergaster - это первый ископаемый предок, которого мы встретили в нашем паломничестве, кто недвусмысленно принадлежит к отличному от нас виду. Теперь мы готовы отправиться в ту часть путешествия, в которой ископаемые представляют наиболее важные свидетельства, и они будут становиться все значимее - хотя никогда не смогут сокрушить молекулярные свидетельства - пока мы не достигнем очень древних времен, и соответствующие ископаемые начнут иссякать. Это хороший момент, чтобы более подробно взглянуть на ископаемые и то, как они формируются. Работящий расскажет эту историю.

Рассказ Работящего

Ричард Лики волнующе описывает открытие Турканского Мальчика (Homo ergaster), сделанное его коллегой Кимойа Кимеу 22 августа 1984 года, возрастом 1.5 млн. лет - самого древнего из когда-либо найденных почти полных скелетов гоминид. Столь же трогательно описание Дональдом Йохансеном более старого и, что неудивительно, менее полного австралопитека, хорошо известного как Люси. Также замечательным является открытие "Литтл Фута", которому еще предстоит быть подробно описанным (см. далее). Какие бы странные условия не благословили Люси, "Литтл Фута" и Турканского Мальчика на их версию бессмертия, разве не пожелали бы мы такого же для себя, когда настанет наше время? Какие препятствия мы должны преодолеть, чтобы удовлетворить такие амбиции? Как вообще формируются ископаемые? Это предмет "Рассказа Работящего". Для начала нам понадобится небольшое отступление в область геологии.

Горные породы состоят из кристаллов, хотя они зачастую слишком малы, чтобы их можно было разглядеть невооруженным глазом. Кристалл - это гигантская молекула, ее атомы выстроены в решетку с регулярной пространственной структурой, повторенной миллиарды раз до тех пор, пока, наконец, не будет достигнут край кристалла. Кристаллы растут, когда атомы появляются из жидкого состояния, и встраиваются в расширяющийся край существующего кристалла. Жидкостью обычно служит вода. В других случаях жидкость - не растворитель, а сам расплавленный минерал. Форма кристалла и углы, под которыми сходятся его грани - прямое отражение кристаллической решетки в крупном масштабе. Форма решетки иногда действительно проецируется в форму очень большого кристалла, как в алмазе или аметисте, грани которого выдают невооруженному глазу трехмерную геометрию самоформирующейся атомной решетки. Обычно, однако, частички кристаллов, из которых сделаны породы, слишком малы для глаза, чтобы их обнаружить, что является одной из причин, почему большинство горных пород не прозрачно. Среди важных и распространенных кристаллических пород – кварц (диоксид кремния), полевые шпаты (главным образом также диоксид кремния, но некоторые из атомов кремния в нем заменены атомами алюминия), и кальцит (карбонат кальция). Гранит – плотно упакованная смесь кварца, полевого шпата и слюды, кристаллизуется из жидкой магмы. Известняк – главным образом кальцит, песчаник – главным образом кварц, в обоих случаях перемолотые тонкие слои были затем спрессованы из осевшего песка или ила.

Магматические породы возникают из охлажденной лавы (которая в свою очередь является расплавленной породой). Зачастую, как в случае с гранитом, они кристаллические. Иногда их форма может быть видима как стекловидная затвердевшая жидкость, и иногда, при большой удаче, расплавленная лава может быть отлита в естественной формочке, такой как след динозавра или пустой череп. Но главная польза от магматической породы для историков жизни — это датирование. Как мы увидим в "Рассказе Красного Дерева", лучшие методы датирования доступны только для магматических пород. Сами ископаемые обычно не могут быть датированы точно, но мы можем найти поблизости магматические породы. Тогда мы либо считаем, что ископаемое и порода являются ровесниками, либо ищем два образца вулканической породы, поддающиеся датированию, расположенные один над другим, между которыми лежит наша окаменелость, и устанавливаем верхние и нижние границы ее возраста. Это датирование бутерброда подвержено небольшому риску, что труп был унесен наводнением, гиенами или их динозавровыми аналогами в анахронический участок. К счастью, обычно это будет очевидным; иначе мы должны прибегнуть к сопоставлению с основными статистическими образцами.

Осадочные породы, такие как песчаник и известняк, сформированы из крошечных фрагментов, подточенных ветром или водой из более ранних скал или других твердых материалов, таких как раковины. Они переносятся во взвеси, как песок, ил или пыль, и осаждаются где-то в другом месте, где опускаются на дно и спрессовываются в течение долгого времени в новые слои породы. Большинство ископаемых лежит в пластах осадочных пород.

По своему характеру, материалы осадочных пород непрерывно рециклируют. Старые горы, такие как гористая местность в Шотландии, медленно стачиваются ветром и водой, производя материалы, которые позже оседают в отложениях и могут, в конечном счете, подняться снова где-то в другом месте, как новые горы, вроде Альп, и цикл возобновится. В мире такого кругооборота мы должны сдержать свои настойчивые требования непрерывности в ископаемой летописи, перекрывающей каждый промежуток в эволюции. Это не просто невезение, что ископаемые зачастую отсутствуют, но и характерное следствие того процесса, в котором образуются осадочные породы. Несомненно, вызывало бы беспокойство, если бы не было никаких пробелов в ископаемой летописи. Старые породы, вместе с содержащимися в них окаменелостями, активно разрушаются под влиянием того же процесса, который создает новые.

Зачастую окаменелости формируются, когда насыщенная минералами вода проникает в ткани погребенного существа. При жизни кость является пористой и губчатой по обоснованным инженерным и экономическим причинам. Когда вода просачивается через поры мертвой кости, минералы медленно откладываются на протяжении лет. Я говорю "медленно" почти как ритуал, но это не всегда медленно. Подумайте, как быстро чайник покрывается накипью. На австралийском берегу я когда-то нашел крышку от бутылки, заключенную в камень. Но процесс обычно является медленным. Независимо от скорости, камень, в конечном счете, принимает форму оригинальной кости, и эта форма обнаруживается нами миллионы лет спустя, даже если – что происходит не всегда — каждый атом оригинальной кости исчез. Окаменелый лес в Раскрашенной пустыне в Аризоне состоит из деревьев, ткани которых медленно заменялись кварцем и другими минералами, выносимыми из грунтовых вод. Мертвые в течение двухсот миллионов лет деревья теперь сплошь каменные, но многие из микроскопических деталей их клеток все еще могут быть ясно различимы в окаменелой форме.

Я уже упомянул, что иногда оригинальный организм или его часть формирует естественный шаблон или форму, которая впоследствии удаляется или растворяется. Я с удовольствием вспоминаю два счастливых дня в Техасе в 1987 году, потраченные на переправу через реку Палэкси, где я рассматривал и даже ставил свои ноги в следы динозавра, сохраненные на гладком пласте известняка. Возникла невероятная местная легенда, что некоторые из них – гигантские человеческие следы, и они являются ровесниками бесспорных отпечатков динозавра, в результате соседний город Глен Роуз стал местом зарождения процветающей кустарной промышленности, просто фальсифицируя гигантские отпечатки ног человека в цементных блоках (для продажи легковерным креационистам, которые знают слишком хорошо, что "были гиганты на земле в те дни": Книга Бытия 6:4). История же реальных следов была тщательно изучена и очень увлекательна. Эти явно принадлежащие динозаврам следы - трехпалые. Те, что немного похожи на человеческую ногу — без пальцев и были сделаны динозаврами, ступающими на пятки, а не бегающими на пальцах ног. Кроме того, вязкая грязь имела тенденцию стекать обратно по краям отпечатка, скрывая боковые пальцы динозавров.

Более трогательны для нас групповые отпечатки ног в Лаэтоли, Танзания, оставленные тремя настоящими гоминидами, вероятно, Australopithecus afarensis, шедшими вместе 3.6 млн. лет назад по тому, что тогда было свежим вулканическим пеплом. Кому не интересно, кем приходились эти индивиды друг другу, держались ли они за руки или, может, даже разговаривали, и что за забытая цель их объединяла на заре плиоцена? Иногда, как я уже сказал, обсуждая лаву, отпечаток может оказаться заполненным другим материалом, который впоследствии затвердевает в форме слепка исходного животного или органа. Я пишу это на столе в саду, крышка которого - семифутовая квадратная плита толщиной 6 дюймов из Пурбекского осадочного известняка, юрского периода, возрастом, вероятно, 150 миллионов лет. Вместе со множеством ископаемых раковин моллюсков имеется предполагаемый (известным и эксцентричным скульптором, который добыл ее для меня) след динозавра на нижней стороне стола, но это — рельефный след, выступающий над поверхностью. Оригинальный отпечаток ноги (если он на самом деле подлинный, так как для меня он выглядит довольно неопределенно) должен был послужить в качестве формы, в которую осели осадочные породы. Потом форма исчезла. Многое из того, что мы знаем о древних мозгах, доходит до нас в виде таких слепков: "эндокастов" внутреннего содержимого черепа, часто отпечатавшихся в удивительно полных подробностях самой поверхности мозга.

Менее часто, чем раковины, кости или зубы, иногда фоссилизируются мягкие части животных. Самые известные места – Сланцы Берджес в канадских Скалистых горах и немного старший Чэнцзян в Южном Китае, с которым мы встретимся снова в "Рассказе Онихофоры". И в обоих этих местах окаменелые черви и другие мягкие, беспозвоночные и беззубые существа (наряду с обычными твердыми) прекрасно увековечили кембрийский период более пятисот миллионов лет назад. Большая удача, что есть Чэнцзян и Сланцы Берджес. Действительно, как я уже заметил, нам сильно повезло, что мы имеем ископаемые вообще где-нибудь. Считалось, что 90 процентов всех видов никогда не будут известны нам как ископаемые. Если это справедливо для всех видов, только подумайте, как мало людей могут когда-либо надеяться достичь цели, с которой начинался этот рассказ, и закончить в виде окаменелости. По одной из оценок для позвоночных животных вероятность составляет один к миллиону. Мне она кажется высокой, и для животных без твердых частей истинное число должно быть гораздо меньше.

 

04. Рандеву 0. Все человечество

Ричард Докинз. Рассказ Предка
Часть 05

06. Умелые

 

Комментарии

Жаль, что он выкладывается значительно медленнее Вашего с М.К. пособия по экологии, которое у меня в печатном виде есть и его можно без проблем взять с собой в безинтернетные места, куда я отбываю завтра. А из "Рассказ предка" придётся брать распечатку всего полутора недочитанных частей.

Но, если все будет нормально, потихоньку доведу до конца и книгу Докинза.

в Архаичных:

1. "Архаичные имели большой мозг, подобно нашему" - кажется, тут лучше либо вариант "имели большой мозг, подобный нашему", либо "имели большой мозг, подобно нам".

2. "Их туловища выглядели более похоже на" - корректнее "более похожими", на мой взгляд (скорее всего, это опечатка)

3. "Ископаемые из этих регионов показывают постепенный переход" - не лучше ли "указывают на" (в значении подтверждают) или "иллюстрируют" (в том смысле, что эти сами ископаемые являются переходным звеном), понятно, что у Докинза, скорее всего, многозначное слово "show", но "ископаемые показывают" как-то не очень нравится.

4. "Из найденных первые бесспорные окаменелости неандертальцев относятся к периоду перед самым началом последнего ледникового периода около 130 000 лет назад." Весьма сложное для восприятия предложение, почему бы не: "Из числа найденных, первые бесспорные окаменелости неандертальцев относятся к самому концу последнего (или же предыдущего, если считать, что у нас сейчас тоже межледниковье) медледниковья (около 130 000 лет назад)." тогда в следующем предложении можно будет использовать слово "ледниковый" или "период оледенения" вместо "холодный"