Об иллюзиях, маниях и диалоге

Одним из событий российской культурной жизни конца ушедшего года стало издание (при поддержке Фонда Дмитрия Зимина «Династия») на русском языке мирового бестселлера — антирелигиозной книги Ричарда Докинза «Бог как иллюзия»1. Что нового можно противопоставить религии в нашей стране, где столько лет царствовала атеистическая пропаганда и в стене Кремля покоится прах «советского попа» — Емельяна Ярославского? Однако новая книга продолжает не проповедь воинствующего безбожничества (как у Ярославского), а честный спор нравственных атеистов с религией (как у Бертрана Рассела).

Выступающий с точки зрения эволюционной биологии и этологии Докинз не оспаривает наличия психологических корней религии, а пытается их объяснить. Когда Тертуллиан утверждал, что душа по природе христианка, он имел в виду те предпосылки религиозности, которые существуют в нас до всякой религиозной пропаганды. Докинз убеждает, что эти предпосылки — побочное свойство, возникшее в результате отбора на другие, эволюционно важные человеческие свойства. Ярославский пытался переключить работу таких врожденных механизмов на культ Сталина, а Докинз — на восхищение научной картиной мира. Еще одна из ярких тем Докинза — обоснование того, что достижения современной нравственности практически не связаны с библейским или любым другим религиозным фундаментом.

Найдите и прочтите эту книгу — во многих местах с нею трудно не согласиться. Хотя… В одном отношении, как мне кажется, Докинз чрезмерно упрощает. Он рассматривает утверждение о наличии сотворившего Вселенную личностного Бога как научную гипотезу, противопоставляя ей «нулевую», атеистическую2. Докинз принимает, что выбор мировоззрения можно представить как вычисление вероятности того, что существует определенный Бог (например, Бог католиков), или что никакого Бога нет. Докинзу кажется, что христианин является атеистом в отношении Аллаха, Ману или Ваала. Я думаю, все не так просто. Представления о персонифицированном субъекте, с которым мы взаимодействуем, могут быть помещены в рамки какого-то культа, а могут и обходиться без них. Можно ли допустить, что поклонники Христа, Ваала и даже воспевающий научное познание Докинз пытаются выразить что-то сходное, говорят об одном и том же, но только на языке своего народа, времени и культуры?

Если мы говорим об оценке вероятностей, приведу только один анекдотичный пример. Несколько наших студентов выехали на природу со своим другом из Польши. Поляк был потрясен. Он долго надеялся, что, предлагая справлять нужду под кустик, его друзья издеваются над ним, а где-то рядом спрятан безопасный и экологически чистый клозет. А еще добрый гость из цивильной страны не мог понять, где брать питьевую воду, и убеждал честную компанию, что из реки, даже после кипячения, пить ее нельзя. Когда он смирился и с этим, произошло некое событие.

Компания сидела на берегу реки, на которой и я, и мои коллеги суммарно провели немало человеко-месяцев. Кроме описываемого случая, никто не наблюдал то, о чем я сейчас расскажу. Какова вероятность того, что столь редкое явление произойдет именно в те несколько минут, в которые его подстроил бы ироничный сценарист? Крайне низкая, намного ниже p=0,053! Когда каша была уже съедена, а чай выпит лишь наполовину, из-за поворота реки выплыла вздувшаяся туша дохлой коровы…

Мой пример чересчур низок? А я думаю, что о серьезных вещах правильно говорить, смешивая высокое с низким. А примеры посерьезнее? Остерегусь приводить: чересчур личные, слишком связанные с другими людьми. Скажу лишь, что для меня естественно воспринимать свою жизнь как диалог с собеседником. «Ответные ходы» этого собеседника поражают то произволом, то назидательностью, очень часто — особым чувством юмора.

Да, персонифицированное восприятие действительности — следствие врожденных психических механизмов, о которых пишет Докинз. Должен ли я бороться с ними? Не хочу. Должен ли я искать себе гуру или первосвященника, который обучит бить поклоны тому собеседнику, о котором я говорил? Не хочу тем более. Но я думаю, что и фанатик, заживо жарящий жертвы благому богу, и Докинз, радующийся силе науки, участвуют в том же диалоге, только иначе4, чем я. И именно о «репликах» нашего собеседника говорил Карл Густав Юнг, формулируя понятие синхронизма как проявление необъяснимых связей5.

Почему я дорожу таким восприятием жизни? Иногда помогает что-то понять. К примеру, мне кажется, что те ситуации, где мы действовали не лучшим образом, возвращаются. Если они касаются отношений двух людей, часто со временем ты получаешь не ту роль, которую играл когда-то, а другую, партнерскую. Чтобы действовать достойнее, надо увидеть за злобой дней и случайностями диалог со своей жизнью. Соглашаясь с Докинзом в его критике религиозных догматов, я все же не хочу отказываться от такого способа мышления.

Скажете, это иллюзия, если не мания? Может быть, может быть…



1 Переводчики книги избрали более мягкий вариант: «The God Delusion» можно перевести и как «Божественная мания». И еще: я решил посмотреть, что пишут по этому поводу в Сети. Успел только набрать «Доки…», и услужливый Google тут же предложил мне: «Докинз бог как иллюзия» — 3420 результатов. Обратно к тексту

2 Английский эволюционист XXI (уже!) века Ричард Докинз намного убедительней, когда критикует религиозных фундаменталистов всех времен и народов, чем когда спорит с агностицизмом английского эволюциониста XIX века Томаса Гексли или идеей американского эволюциониста XX века Стивена Джея Гулда о невозможности научного анализа смыслов веры. Обратно к тексту

3  Достаточных для отвержения нулевой гипотезы, что речь идет о несвязанных между собой событиях. Обратно к тексту

4  Фанатик — сильно иначе, Докинз — совсем чуть-чуть! Обратно к тексту

5  «Синхронизм как принцип акаузальных связей» — книга Юнга, изданная в 1952 году, в последнее десятилетие жизни создателя представлений о коллективном бессознательном. Обратно к тексту

 

Д. Шабанов. Об иллюзиях, маниях и диалоге // Компьютерра, М., 2009. – № 6(770). – С. 16.

 

Комментарии

и в который раз проникаюсь все с новым чувством.
Книгу Докинза я не берусь пока читать, но, посмотрев первую серию "Гения Чарльза Дарвина", возмутилась тем, что автор явно подчеркивает, что Дарвин открыл взгляд на вещи, при котором никакой бог/боги/др не нужны. Оно-то так, но, как мне показалось, Докинз требует от людей принятия этой позиции, если они "верят" в эволюцию. Но ведь это же абсолютно не обязательно.
И вообще Докинз совсем уж материалист, как мне кажется.

В любом случае, спасибо Вам за колонку, которая не надоедает, которая дает почву для размышлений. И да, история о корове каждый раз заставляет улыбнуться!

...возмутилась тем, что автор подчеркивает...; ...оно-то так...
Тебя возмущает, что автор подчеркивает то, что ты и сама считаешь справедливым? Тут как-то не в ладу твой интеллект (силу которого я уважаю) и твои идеологические установки.
Давай разделим две проблемы. Загадка нашего бытия - это одно. Шоры, которые на нас хотели бы надеть служители всяческих культов - это другое.
Сам факт загадочности нашего существования ставит нас перед очень серьезной моральной и мировоззренческой программой. Это некоторый постоянный стресс, усложняющий тот духовный пейзаж, в котором мы находимся.
Простые объяснения и ограничения, к которым пытаются привести всевозможные попы, толкают в противоположную сторону - к снятию с себя ответственности за выбор (это вполне может сочетаться с навязанным чувством "греховности" - средства для манипулирования верующим извне), к более примитивной конструкции.

Просто он очень настоятельно этого требует, во всем, везде. Как мне показалось. При этом я совершенно ясно пониманию справедливость того, что он говорит, как всякий разумный человек. И его позиция мне ближе позиции фанатика, жарящего жертвы. Но есть моменты, в которые кажется, что Докинз считает: или ты веришь во что-то/кого-то потустороннее, или в эволюцию. Это несколько раздражает меня, всего-то.