Встреча с Лесным царем

 

Я люблю работать под музыку: суетливая часть души подпевает услышанному, а работоспособный остаток занят делом. Но иная музыка не хочет быть фоном. Таков «Лесной царь» — фортепианная транскрипция Листа песни Шуберта на слова Гёте.

Отец везет ребенка через ночной лес. Ребенок жалуется, что его зовет Лесной царь. Реплики дрожащего от страха, бредящего ребенка и уверенного, здравомыслящего отца коренным образом отличаются. Лесной царь — таинственная сила, для отца выглядит туманом, для мальчика — существом «в темной короне с густой бородой»; отец видит, как «ветлы седые стоят в стороне», а мальчик уверен, что «Лесной царь созвал дочерей»…

Каждая из трех партий песни проходит свою эмоциональную эволюцию. Ребенка все сильнее охватывает ужас, отец успокаивает его, преодолевая тревогу. Лесной царь властен, лукав, а для пущего ощущения смертельной угрозы понижает голос (у Листа). Ребенок умирает. Возможно, он умер от горячки, или же его забрал Лесной царь. Рациональное и мистическое объяснения самодостаточны. Но мы сами слышали Лесного царя, и нам недостаточно лишь рационального объяснения!

Увы, я не смогу объяснить большинству своих современников, чем мне так нравится эта вещь. Повествование в двух планах не воспринимается клиповым сознанием. «Привет, девчонки, я хороший мальчик. Пойдем ко мне, родители на даче» - понятно и оптимистично! «Лесной царь» кажется рядом с такими текстами шизофреничным, «расщепленно-умным». Ну и пусть! Рискну объясниться.

Есть важная разница между понятиями «реальность» и «действительность». Реальность (от лат. res — вещь) — мир отдельных объектов, где каждый из нас рассматривается со стороны как вещь. «Объективная» реальность предполагает существование не связанного с ней наблюдателя. Это Бог? Но Ягве-Саваоф-Аллах связан с этим миром, как Творец с творением, радуется и огорчается — Он не объективен… Я не считаю обоснованной гипотезу о существовании «объективного наблюдателя» и «объективной реальности».

Действительность — совокупность действующих причин. Это понятие, как и понятие «окружающей среды» в экологии, неизбежно связано с «субъектом». Представьте себе камешек в ручье. На нем всяческие водоросли, сидячие инфузории, коловратки, гидра, прудовики, мшанки… Они внутри одного круга, но их окружение разное, так как по-разному на них влияет! Оно может быть «голодным» для гидры и «сытным» для водорослей. Химическое взаимодействие прудовиков индифферентно для мшанок. Да, гидра субъективна, а мы-то объективны… А почему? Чем мы отличаемся от гидры, кроме сложности да спеси?

В «реальности» никакого Лесного царя нет. А в действительности он может быть. Он ДЕЙСТВУЕТ на ребенка, которого душат горячка и страх.

Приведу более низкий пример. По роду научных интересов мне часто приходится ловить амфибий и рептилий по ночам. Я знаю, как это — когда с дуновением ветра в ночи что-то меняется, и ты чувствуешь чье-то внимание в стене камыша или в кустах саксаула. Я воспринимаю мир через призму естественных наук, но в этой ситуации не могу убедить себя, что рядом никого нет. А если уважительно поздороваться (можно про себя, но достаточно «громко»), сразу станет легче. Часто после этого невезение в ловле сменяется удачей.

Действительностей много, но среди них есть одна особая — естественнонаучная. Ее формализует научный метод — способ испытания природы. Мы имеем дело с порожденными ею моделями — физической и биологической, природоохранной и природопользовательской, теоретической и практической.

А зачем тогда вспоминать об иных действительностях? Мы живем в них! События в нашей душе, составляющие суть нашей жизни, вовсе не отражают естественнонаучную картину мира. Наша природа осталась прежней и вырастает из нашей предыстории. Наше взаимодействие происходит на нескольких планах. Макак не просто выбирает блох из шерсти иерарха, но и показывает ему свое миролюбие. Разговаривая, кроме передачи информации, мы показываем собеседнику свое восприятие и его, и ситуации. Можно ли пить воду или дышать, не выражая свое отношение к миру?

А как тогда провести грань между наукой и той картиной мира, где существуют духовидцы, шептуны на воду и экстрасенсы?

Разграничить их: мухи отдельно, котлеты отдельно. Люди, принявшие правила игры «экстрасенсорной» действительности, успешно живут в ней и вполне ею довольны. Эта модель помогает им решать задачи, которые они перед собой ставят! Естественные науки — иные модели действительностей, требующие совершенно иных правил игры.

И еще. Иногда естественнонаучная модель пасует. Что может помочь рационализировать смерть — свою или близкого человека? Человек — существо, не знающее своего будущего… Конечно, всегда найдется кто-то, кто уверенно объяснит и разложит по полочкам. Кто-то уверенно сошлется на волю Бога или на Его обещания (у библейского Иова тоже были разумные советчики...). Предполагаю, что цена всем этим объяснениям одна. Облегчить пребывание пред лицом смерти может не рациональное, а целостное восприятие действительности. Назвать его эстетическим? Здесь музыка или поэзия могут сказать намного больше, чем разум. «Лесной царь» и об этом тоже…

Гёте-Шуберт-Лист согласовали, но не спутали два уровня понимания тайны бытия и тайны смерти. Давайте учиться у великих. Не будем забывать, что, кроме уровня бытия рационального отца, существует действительность, где скачет Лесной царь.

 

Д. Шабанов. Встреча с Лесным царем  // Компьютерра, М., 2007. – № 20 (688). – С. 30

 


Гёте. Лесной царь. Перевод В. Жуковского

Кто скачет, кто мчится под хладною мглой?
Ездок запоздалый, с ним сын молодой.
К отцу, весь издрогнув, малютка приник;
Обняв, его держит и греет старик.

"Дитя, что ко мне ты так робко прильнул?"
"Родимый, лесной царь в глаза мне сверкнул:
Он в темной короне, с густой бородой".
"О нет, то белеет туман над водой".

"Дитя, оглянися; младенец, ко мне;
Веселого много в моей стороне;
Цветы бирюзовы, жемчужны струи;
Из золота слиты чертоги мои".

"Родимый, лесной царь со мной говорит:
Он золото, перлы и радость сулит".
"О нет, мой младенец, ослышался ты:
То ветер, проснувшись, колыхнул листы".

"Ко мне, мой младенец; в дуброве моей
Узнаешь прекрасных моих дочерей:
При месяце будут играть и летать,
Играя, летая, тебя усыплять".

"Родимый, лесной царь созвал дочерей:
Мне, вижу, кивают из темных ветвей".
"О нет, все спокойно в ночной глубине:
То ветлы седые стоят в стороне".

"Дитя, я пленился твоей красотой:
Неволей иль волей, а будешь ты мой".
"Родимый, лесной царь нас хочет догнать;
Уж вот он: мне душно, мне тяжко дышать".

Ездок оробелый не скачет, летит;
Младенец тоскует, младенец кричит;
Ездок подгоняет, ездок доскакал...
В руках его мертвый младенец лежал.


 

Для того, чтобы текст этой колонки, опубликованной в свое время (в 2007 году) без всяких приложений, стал понятнее, добавлю видеофайлы, позволяющие услышать то, о чем я писал. Текст Гёте в переводе Жуковского приведен выше. Вот — пример того, как звучит песня на эти стихи в версии Шуберта. Исполняет Philippe Sly, канадский бас-баритон; источник вот тут.

 

Вот чуть более масштабная версия того же произведения. Песня Шуберта в оркестровой аранжировке Берлиоза. Исполняет Анне Софи фон Оттер, шведская певица (меццо-сопрано). Источник  тут.

 

Песня Шуберта была воспринята как шедевр и породила переложения для сольных инструментов. Вот скрипичная версия Генриха Эрнста. Источник — тут, исполнитель — Кристоф Барати, венгерский скрипач.

 

Ну и, наконец, настало время выложить транскрипцию Листа, которую я и упоминал в колонке. Я выбрал две записи, чтобы скопировать их здесь. Исполнитель — Александр Палей, молдавско-американский музыкант. Источник — тут.

 

А здесь играет Юя Вонг, молодая (1987 года рождения!) китайская пианистка. Источник — тут. В данном случае я получаю удовольствие не только от звучания музыки, но и от наблюдения за руками этой хрупкой девушки. 

Комментарии

"...музыка была в доисторические времена волшебством, одним из древних и законных средств магии.<...> И эта изначальная, чистая и первобытно-могучая сущность сохранилась в музыке гораздо дольше, чем в других искусствах..." Герман Гессе
Нечего добавить.

Магия - не изменение того, что вовне (по крайней мере, напрямую). Магическое действие меняет нас, и зачастую это меняет и то, что вовне.
Музыка обращается к самым глубоким слоям нашей души. Даже слово, уловившее музыкальный строй - поэзия - становится намного более сильным. Того же самого "Лесного царя" вначале написал Гёте...
Слушая музыку, мы за разнобоем звуков выстраиваем организовавший их порядок. Иногда музыка помогает увидеть первопричины и за хаосом событий...

"Очень удобно, когда то, что ты думаешь, звучит у тебя в наушниках"
Тішить, що це трапляється не так і рідко.
Хоч і доводиться перелопачувати багато хламу.