Две колонки: этика и боссы

Можно ли достичь этической безупречности?

Пришлось мне на днях посетить круглый стол, посвященный внедрению в университетскую практику биоэтичных методов. Речь шла вот о чем. Можно учить студентов брать кровь у крысы из хвоста на настоящих, живых крысах. То же можно делать на "игрушечной", пластиковой крысе. Можно набивать руку, зашивая разрез на коже живой крысы под наркозом. Можно делать то же самое на искусственной коже.

А знаете, сколько стоит пластиковая крыса? Полторы тысячи долларов. И это не так много. Пластиковая собака для упражнений ветеринаров стоит пятьдесят тысяч.

Физиолог, который представлял новую методику, был весьма умерен в своем стремлении заменить работу с крысами работой с моделями. Он считает, что работать с живыми объектами нужно все равно, а задача моделей - лишь сокращать расход животных и уменьшать их страдания. Я полностью согласен с таким подходом, но кому-то он кажется малодушным. Уж если избавлять крыс от страданий, то избавлять до конца! А тут еще один из студентов спросил, что дешевле - резать живых крыс или использовать дорогую, но многоразовую игрушку. Его осудили за цинизм: речь идет о милосердии, а он думает о деньгах…

Думаю, прежде всего тут следует решить - абсолютной или относительной ценностью является жизнь экспериментального животного и вообще иного существа. Для профессиональных борцов за права животных ситуация ясна: убийство живого существа является разрушением абсолютной ценности! Для характеристики способа мышления природоохранников приведу выдержку из работ Владимира Борейко1, яркого пропагандиста "экологической этики": "Сторонников экологической этики часто критикуют, что большинство их предложений неосуществимо. <…> Этика - это наука о должном, а не о возможном2".

Почему я пишу эту колонку? Полагаю, когда речь идет о похожих проблемах, никакое из решений не может быть этически безупречным. Наверное, существуют ситуации этического выбора, в которых один из способов действия однозначно хорош, а другой - однозначно плох. Я мог бросить спасательный круг тонущему, а мог отойти в сторону, чтоб его крики не мешали мне любоваться ландшафтом. Выбрать этичный способ действия из двух таких вариантов проще простого. Но мы сплошь и рядом оказываемся в ситуации этического конфликта, при котором одни приоритеты требуют от нас одних действий, а другие - других. Политический пример, который сейчас на слуху. Рассматривая случаи наподобие Косово или Южной Осетии, мы сталкиваемся с конфликтом между принципами государственного суверенитета и незыблемости границ, с одной стороны, и с правом человека на жизнь и правом нации на самоопределение - c другой. Либералы поставят выше всего права человека, националисты -  права нации, державники - права государства. А  какой выбор правильный? С моей точки зрения -  либеральный, но кто-то может думать иначе. Правильного решения, которое представлялось бы естественным для всех сторон, здесь просто-напросто нет. И нет процедуры для эффективного сравнения, предположим, интересов личности и интересов государства - как нет процедуры для сравнения величин, одна из которых измерена в гектопаскалях, а другая - в амперах.

Сравнивая интересы лабораторных животных с потребностью общества в квалифицированных специалистах, мы тоже сравниваем гектопаскали с амперами. То, что не существует простого алгоритма для сравнения этих ценностей, не означает, что мы можем отказаться от выбора между ними и от ответственности за свои действия. Что бы мы ни сделали - мы нанесем кому-то ущерб. И я думаю, что тут коренится причина пылкости профессиональных борцов за права животных. Мне кажется, те из них, кто действительно искренни (а не просто отрабатывают деньги грантодателей), рассуждают примерно так. Если я буду изрекать только этически безупречные призывы, не задумываясь о возможности их реализации и ее последствиях, я сниму с себя ответственность за те сомнительные выборы, которые делают людишки, погрязшие во злобе дней.

Увы! В ситуации конфликта этических ценностей невозможно совершить этически безупречный поступок - можно лишь выбрать более или менее удачный компромисс. Мы животные - организмы, питающиеся другими существами или их частями. Мы используем те ресурсы, которые без нас достались бы кому-то другому. В ходе жизнедеятельности мы неизбежно меняем среду, и кто-то от этого изменения оказывается в проигрыше. Нам не вырваться из этого круга!

Я сочувствую животным -  нашим ближайшим родственникам. Но я думаю, что дети должны получать животную пищу, необходимую для развития. Что квалифицированный специалист должен уметь действовать, даже причиняя необходимую боль, в условиях, когда его ошибка может быть губительной. Что интересы безопасной городской среды для людей превышают права бродячих собак. Что наши действия принципиально несовершенны, но, несмотря на это, мы должны стремиться к лучшему …

Две природы человека: как не превратиться в босса?

Какой бес вселяется в человека, взобравшегося на очередную ступеньку карьерной лестницы? Откуда берется моральная глухота у поднявшихся наверх? Примеры? Пруд пруди3.

Шеф ловит излишне независимого сотрудника на мелком нарушении. К экзекуции присоединяется Приближенная Персона (ПП) шефа. Наказуемый спрашивает, почему от ПП, который в тот же день нарушал правила гораздо грубее, шеф не требует написать объяснительную? Шеф и ПП объединяются в благородном негодовании и обвиняют строптивца в раздувании конфликта…

…ВИП-сотрудник поучает коллегу, убившего несколько месяцев на то, чтобы «въехать» в определенную тему. ВИП хвалится, что прочел страницу Википедии по этой теме, и несет откровенную чушь. Почувствовав, что его собеседник торопится, ВИП негодует: «Вам улыбнулась возможность побеседовать с таким авторитетом, как я, а вы столь неблагодарны»…

Эти люди сразу родились такими? Нет. Они были успевающими учениками и хорошими товарищами. Их сделали начальниками отнюдь не за красивые глаза. Вот только новые роли включили в этих людях программы поведения, которые древнее нашего вида. В столь же величавой позе, с той же мимикой павиан-иерарх унижает членов своей группы; его приближенные точно так же заглядывают ему в глаза и столь же рьяно кидаются пинать тех, кем он недоволен. Для полного сходства не хватает лишь красных выпяченных задов!

Вся история человечества полна мелкими фигурками, надувшимися, увешанными регалиями, облеченными званиями. Что они делали? Самоутверждались за счет окружающих. Куда ушли со временем? Туда же, куда и те, кем двигали творчество и любовь: во тьму неизвестности.

Как не свалиться в такое состояние? Помнить о его опасности и стараться себя контролировать? Этого недостаточно. Программы, заставляющие боссов павианить, лежат глубже рассудка. Когда интеллект или воспоминание о «доначальственных» моральных ценностях входят в противоречие с павианьей программой, она перестраивает восприятие действительности. Как? Через звериную серьезность в отношении своей персоны или через избирательное редактирование воспоминаний.

…Кандидат на повышение просит товарища о поддержке и обещает (при свидетелях!) взять на работу их общего знакомого. Фазы воспоминания нового начальника о своем обещании: «я и сам в этом заинтересован ради общего успеха, но сейчас не время»; «я обещал это как рядовой сотрудник, а теперь я руководитель и не могу связывать себя прежними планами»; «такого не могло быть, ведь если бы я обещал, я бы сделал»; «клянусь здоровьем моего сына, что ничего подобного никогда не было!»…

…Двое коллег называют друг друга друзьями. NN, нарываясь на неприятности для себя, помогает MM получить важное звание. MM отправляется по начальству, требуя передать ему работу NN, а самого NN понизить. Последовательность ответов MM на упрек бывшего друга: «ничего личного; ты и сам должен желать, чтобы каждую работу выполнял достойнейший»; «я тогда не вполне понимал, что делаю; давай не будем об этом вспоминать»; «ничего подобного не было, полечи свою паранойю у психиатра!»…

А вы уверены, что с вашей психикой не происходит ничего подобного? А может ли в том же самом быть уверен автор этих строк? Как общаться с людьми и не дойти до павианьего скотства?

Тейяр де Шарден считал истинно человеческим качеством способность к рефлексии. Увы, сама по себе рефлексия лишь усугубляет клиническую картину павианьего синдрома. Глядя в зеркало, сорока узнаёт в нем себя, а комплексующий ВИП видит того, кем хотел бы быть. Один воображает себя самовластным монархом, другой — героическим капитаном дальнего плавания, третий — гениальным ученым, четвертый — просветленным наставником… Человек отождествляется со своей ролью, в нем включается павианья программа, и понеслось… Никакой работы уже нет, общее дело отошло на задний план и забылось: босс утверждает свой авторитет!

А что объединяет действительных руководителей, ученых и наставников, которые не унижают ближних? Не просто рефлексия, а готовность к самоиронии. Способность осмеять (если хотите — даже опошлить!) ситуации, где проявляется риск «впасть в величие». Недостаточно уметь посмотреть на себя с той стороны, откуда видно полномочную персону, пребывающую во исполнении ответственных обязанностей. Переместите точку, откуда исходит ваш взгляд, еще дальше. Разглядите странное животное, играющее в непонятную игру, и посмейтесь над ним.

Бравый солдат Швейк, ау!



1 Сам Борейко допускает ситуации, когда причинение ущерба другим существам оказывается простительным, но при этом поддерживает бескомпромиссных борцов с действительностью.Обратно к тексту

3 Этот текст не содержит описания поступков конкретных людей, хоть и базируется на печальном опыте автора. Аналогии с поступками действительных персон — следствие типичности обсуждаемых явлений и ничего более.Обратно к тексту

 

Д. Шабанов. Можно ли достичь этической безупречности? // Компьютерра, М., 2008. – № 40 (756). – С. 41.
Д. Шабанов. Две природы человека: как не превратиться в босса? // Компьютерра, М., 2008. – № 42 (758). – С. 38

Комментарии

А можно будет здесь "ругаться" с точки зрения врага этики как таковой ?

И, кстати говоря, дорогой М., не натягивай на себя роль врага этики. По моему опыту общения с тобой у тебя есть достаточно детальные представления о том, как тебе хочется действовать и как ты считаешь действовать неправильным. Это этика, твоя, не всегда построенная по тем принципам, которые тебе навязывали на воспитательных мероприятиях в школе. Так тем интереснее понимать ее логику!

Интересно… Новое объяснение я для себя благодаря Вам начинаю осмысливать…. Хотя в корне, мне кажется, лежит всё-таки другая вещь.

На вопрос: «А что объединяет действительных руководителей, ученых и наставников, которые не унижают ближних?», я бы однозначно ответила - уверенность. Спокойная глубокая уверенность в себе и относительная уверенность в своих действиях. Не внешняя самоуверенность :«Вам улыбнулась возможность побеседовать с таким авторитетом, как я, а вы столь неблагодарны»… За таким поведением можно угадать внутреннюю неуверенность, скрытые комплексы, которые надо заглушить, доказав вначале себе собственную гениальность, а затем - всем окружающим.
БОльшие звания и полномочия - бОльшие опасности, риск, ответственность… Став начальником, ты должен постоянно соответствовать уровню. Можно и все силы пустить на то, чтобы ПОДДЕРЖИВАТЬ то, ради чего раньше, во времена счастливой в её относительной беззаботности, но низкоранговой жизни, вообще усилия не требовались. Альфа вроде бы и имеет привилегии и возможности, но у неё может не остаться ни сил, ни времени, чтобы ими пользоваться. Всё уходит на то, чтобы соответствовать.
А если ещё и уверенности в самом себе не хватает?
«Что они делали? Самоутверждались за счет окружающих.» А что остаётся, если с самоутверждением напряг?.... Психические силы на исходе, надо восполнять ресурс.
«Разглядите странное животное, играющее в непонятную игру, и посмейтесь над ним.» Не будет этого делать человек, который занимается тем, что глушит в себе застарелый комплекс неполноценности. И сам себе в этом не признаётся.
Смеяться над собой сможет лишь самодостаточный человек со спокойным уверенным сердцем. Наверно, над этим в первую очередь и надо работать. Признаться честно-честно самому себе - я злюсь (раздражаюсь, придираюсь, завидую… - у каждого своё) из-за собственной неуверенности. Исправить, достичь гармонии со своим сердцем, а потом можно и искренне посмеяться над собой!

И все равно считаю самоиронию хорошим лекарством. Думаю, что недостаток самоиронии как раз служит катализатором внутренней неуверенности. Многие из нас имеют какие-то "места", где они сильны, и множество "дыр", где они неуверены в себе. Да, Вы правы, павианье поведение коренится в неуверенности и в недостатке самоиронии, чтобы принять в себе несоответствие тем идеалам, которые нам подсовывают.

А еще довольно важным является то, чтобы окружение "босса" было готовым не к раболепию, а к более здоровым взаимоотношениям. Мне кажется, даже у самоироничного начальника могут проступить соответствующие нотки при наличии людей, которые будут их возводить в ранг полубога/беспрекословно подчиняться/*вставить нужное*.