5 апреля 2012. Иськов пруд и Коряков яр (фотоотчет)

Все еще голо... Зато день был теплый и ясный.

Копанку возле дома лесника наполняют, а потом она постепенно опустошается, создавая террасы по берегам.

Бодрее всего зеленеет омела.

Край леса. Обычно границу леса усиливают кустарники, которые не пускают сухой воздух в лес. Здесь кустарников нет, и каждое дерево выдвигает вперед ветвь, которая будет препятствовать проникновению сухого воздуха с луга.

У деревьев открытого воздуха совсем иные силуеты (хотя здесь, конечно, проявляется и разница между видами).

В Иськовом пруду ужасающе мало воды. Когда-то здесь было глубоко...

Ловить рыбу тут было бы нелегко.

Первая бабочка этого года.

 

Мелководья, разделенные кочками, появляются уже вблизи частично разрушенных мостков.

А это вид с самих мостков.

 

 

 

Какой-то зверь копался под углом старой бетонной плиты на дамбе пруда и выбросил на поверхность землю с яйцами обыкновенных ужей.

Это прошлогодние яйца; по разрезу, сделанному яйцевым зубом, можно понять, что детеныши уже вышли. Остались слиплшиеся кожистые оболочки.

Если заглянуть под плиту, можно увидеть там еще множество яиц. Это массовая кладка; такую кладку делает много самок. Теплая плита - удачное место для развития яиц.

 

 

На Иськовом пруду уже вышли лягушата. Пока их еще немного.

 

Видно тонкую ниточку поплавков, перегородившую пруд? Поперек пруда натянута сеть; хозяев ее не видно.

Льда почти не осталось. Это единственный нерастаявший фрагмент.

Еще чуть-чуть, и этот кирпич опустится на дно.

У края льда - рыбья стая.

По опыту прошлый лет мы установили, что серые жабы нерестятся, когда зацветает мать-и-мачеха. В этом году мать-и-мачеха уже цветет (и даже отражается в воде), а нереста еще нет.  

 

Самые первые самцы жаб дошли, наконец-то, до воды.

Этот был еще в каком-то оцепенении; от прикосновений к нему он только сжимался и пытался залезть поглубже в грязь.

Мелководье. Откуда-то из-за него доносились голоса одного или двух самцов остромордой лягушки, но лезть в воду мы не стали.

 

Всего мы увидели на пруду шесть самцов жаб; два из них - на этой фотографии.

Грязь по дороге на Коряков яр. Понятно, кто это ходил?

Белая трясогузка.

Сурков, несмотря на хорошую погоду, видно не было. Их норы кажутся пустыми. В общем, понятно: есть пока нечего, значит нечего и делать на поверхности.

Я вначале думал, что это сурки. Оказывается, я был не прав - это был барсук.

Вид на Коряков яр. Он еще во льду.

 

 

Ряска протапливает во льду углубления; чистые участки возвышаются над ней.

Прошлогодний початок (?) рогоза выворачивается через точку, где его целостность была нарушена.

Метелка тростника в контровом свете...

 

Продолжение - здесь. По-моему, там тоже есть кое-что интересное.

 

 

Комментарии

унылый пейзаж...

...и кажется родным и теплым.