Участь Батурина

 

Меня не отпускает ощущение, что мы приближаемся к очередной критической точке в нашей истории (точке бифуркации, если хотите).

После формального обретения независимости в 1991 году наша страна долго оставалась в глубокой зависимости от московской империи. Представьте себе: лодка была пришвартована к барже и двигалась с ней как единое целое. Вроде бы, привязывавшие ее канаты уже отсоединены, но она еще продолжает двигаться рядом с тяжелой баржей. Но вот между ними пробиваются струйки воды, она начинает отдаляться... ее пытаются схватить, притянуть на место и при этом отталкивают…

Объединению Украины в немалой степени способствовала сама Московия — своей грубой силой, захватом Крыма и войной на Донбассе. В Украине множество людей чувствовало свою связь с когдатошней метрополией. Я сам очень благодарен тому научному опыту, который получил в девяностых годах прошлого века в Москве, в Институте биологии развития, и в начале нулевых нынешнего века в Питере, в Институте зоологии. Не в обиду киевским зоологам, такой возможности для работы, сотрудничества и повышения квалификации они предоставить не могли. Если бы не имперский гонор метрополии, я так бы и оставался пророссийским гражданином Украины.

Кстати, именно по московскому заказу мы сделали в 2006-2008 годах курс «Экология. Конструирование биосферы». Говоря современным языком, это был «интегрированный курс», и он, наверное, был лучшей работой в моей жизни. Ничего; сейчас я пытаюсь эту работу переплюнуть и перелучшить — и, вы еще увидите, у нас с моими коллегами получится!

В 2013-2014 я явно и открыто поддержал требование ассоциации с ЕС и Майдан. Мой интересный опыт был связан с попыткой пояснить, что происходит на Майдане, читателям московской «Компьютерры». Какая волна злобы, высокомерия и презрения (сродни презрению колонизатора к недочеловеку-аборигену) обрушилась на меня тогда! Кстати, и с самой Компьютеррой в моей жизни оказалось связано очень многое. В течение какого-то времени это был, наверное, самый интеллектуальный журнал из всего, что издавалось на постсоветском пространстве; я горжусь, что был его автором и колумнистом. Тем интереснее видеть, как Компьютерра выродилась до мышей. Мне понятно, что это вырождение покатилось с аннексии Крыма — и, естественно, нынешние читатели того, что осталось от журнала, ни за что не согласятся со мной.

Как ни странно, теперь мне понятно, что Майдан в большой мере подталкивала сама Московия. Для них это должен был быть повод продемонстрировать, что Украина — failed state, а затем покончить даже с формальной независимостью моей страны или ее большой части. Москва сама разогревала стремление Украины самой определять свою судьбу — и просчиталась.

Многие люди, с которыми я общаюсь, любят ругать нынешнюю украинскую власть и персонально Порошенко. Обнищание, лживость, кумовство… Оснований говорить об обнищании, как мне кажется, особых нет, а тупая лживость и наглое кумовство достали и меня. И все же я не вижу оснований для заламывания рук, и не в силу оптимизма, а, скорее, из-за собственного пессимизма. В 2014 году я оценивал перспективу выстоять перед атакой империи, удержать экономику от хаоса и сохранить мирную жизнь в Украине (а не обрушить всех нас в какую-нибудь ХНР) как крайне маловероятную. Представьте себе, получилось! Пока… И мне, конечно, очень хочется, чтоб получалось и дальше.

Но с сохранением мирной жизни на подавляющей части страны мы попали в ловушку. Мы забыли, что в нашей стране — война. Нам поясняют, что если бы не барыги, которые зарабатывают на внутриукраинском конфликте, давно наступил бы мир. Тем, кто понимает, что это — наглая ложь, способ поддержки наступательной войны, со временем надоедает ее опровергать. И вот опять слышны голоса — да ладно, столько лет жили вместе с россиянами, и еще поживем… Некоторые из промосковских политиков демонстрируют такую человечность. Есть вещи и поважнее, чем зацикленность на национальном вопросе...

И вот тут, я думаю, надо вспомнить о Батурине. Если не знаете — почитайте, что произошло в этом городе в 1708 году. Это была резиденция гетмана Мазепы. При Мазепе, три века назад, Украина, как и сейчас, попробовала оторваться от Московии. Когда армия Петра І под командованием Меньшикова захватила Батурин, она уничтожила всех жителей, независимо от возраста и пола. Кого-то просто убили, над кем-то поиздевались перед убийством. Это было частью мер, направленных на возвращение Украины под контроль Москвы.

Как и во времена Мазепы, Украина уходит из-под московской зависимости. Для гибнущей империи это станет непереносимым ударом. Кремлевская власть уверена, что возвращение Украины — условие их выживания. Именно поэтому украинский вопрос стал основным вопросом московской политики, именно поэтому они готовят свое население к войне с нами.

Так вот. Нам приготовлена участь Батурина. Может быть, в связи с тем что времена стали более мягкими, это будет не тотальная резня, а избирательное уничтожение всех, кто рискует иметь собственное мнение. Впрочем, опыт зачисток Чечни показывает, что наши северные братья не останавливаются перед средневековой жестокостью и в наше время.

Нам приготовлена участь Батурина. Надо осознать это, держать в памяти и действовать, исходя из возможности такого сценария. И самое важное в такой ситуации — уходить, не останавливаясь.

Когда нам напоминают о великой российской культуре, когда нас подталкивают к сотрудничеству с лучшими представителями российской интеллигенции, когда нас уговаривают вспомнить о светлых сторонах Советского Союза и нашей молодости в нем — нам готовят участь Батурина. Я испытываю уважение к культуре, которая дала Рахманинова, Бунина и Мандельштама; она очень важна для меня. Только давайте не будем делать вид, что нынешняя Московия является правопреемницей этой культуры. Нет, конечно; они растоптали эту культуру. Это культуру предаю не я, отгораживаясь от Москвы; ее предала сама Московия. Я очень благодарен науке, частью которой являлись Даревский и Воронцов и являются Расницын и Шишкин. Попытка вернуть Украину любой ценой разрушает и эту науку тоже. Увы, политику Московии определяют те, кто готовят нам участь Батурина.

Мне вполне свойственно специфически украинское отношение к власти: вспоминать о ней, удерживая кукиш в кармане. К примеру, самые-самые грозные распоряжения о немедленном переходе в преподавании на украинский язык я спокойно саботировал. Распорядились? и славно… Дело в том, что мне проще выражать сложные мысли на том языке, которым я владею лучше всего. А вот в этом году сам перешел на преподавание на украинском. Первая лекция была ужасна, вторая, надеюсь, лучше. Студенты испытывают дополнительные сложности — и именно в этом причина, почему я не делал это раньше. А теперь, когда я сравниваю дополнительные сложности для себя и для студентов с тем, что нас ожидает, если нас смогут зачистить как Батурин, — и принимаю иное решение. Ничего, привыкнем.

Увы, все наши решения надо принимать, учитывая возможность "сценария Батурина". Я и о преподавании, и о выборах, и, в целом, о планах на дальнейшую жизнь...

І, до речі, російськомовні навчальні матеріали на моєму сайті, на Батрахосі, будуть замінюватися українськими. Російські, у більшості випадків, підуть в нікуди — що ж робити... Російські читачі ж нехай вчать українську або йдуть, куди їм заманеться.

Геть від Москви!

Д.Ш.