Под какую сверхзадачу следует выстраивать систему школьного образования?

 

Под какую сверхзадачу
следует выстраивать систему школьного образования?

Дмитрий Шабанов

Нет сомнений, что человечество уже вступило в полосу непрерывно сменяющих друг друга глобальных проблем и, следовательно, непрестанного глубокого изменения обстоятельств жизни и приспособлений к ним. Соответственно образование должно готовить человека к постоянной адаптации к нестабильной среде.
Мне это кажется очевидным. Абсолютно неочевидно — как это делать…
А.П. Расницын

 

Сверхзадача образования в современной Украине потеряна

Большинство из нас — продукты системы образования СССР. Сталинскую задачу «победить» сменила хрущевская «догнать и перегнать», а затем и брежневская «выстоять». Советский Союз держался на дешевом использовании рабочей силы, выращенной в единой системе образования, от детских садиков до докторантуры. Школа в СССР ориентировалась на изучение наук, освоение технологий и развитие конформизма.

Советский Союз не победил, не догнал и даже не выстоял. В осколках империи образование начало деградировать, и Украина не оказалась исключением. Учителя-преподаватели не знают толком, зачем они учат, школьники-студенты не понимают, зачем учатся. Разрозненные компоненты системы образования решают свои частные задачи. Вузы становятся предприятиями платного оказания образовательных услуг, школы — организациями, занимающими время детей и обеспечивающие нужное голосование на выборах их родителями.

Что делает государство, когда образовательные учреждения заняты имитацией работы? Ужесточает контроль и ищет возможности заработка для контролирующих структур. Шизофреническая отчетность не очень-то мешает имитаторам, но зато душит немногочисленные островки живой работы. Стоит ли удивляться, что у нас квалифицированная рабочая сила часто стоит дешевле неквалифицированной?

Что делает любую, в том числе, и социальную, систему единым целым? Целевая функция, решаемая задача, которая выстраивает характер связей между ее компонентами. Чтобы система образования стала целостной, ей нужна сверхзадача.

 

Переделки печатных или электронных учебников без изменения их концепции не приведут к изменению качества образования

При Табачнике министерство образования максимизировало выгодные для него денежные потоки. Один из них был связан с выпуском новых учебников. По количеству ошибок в отобранных учебниках легко понять, что их качество не было главным интересом конкурсной комиссии. Остановился ли процесс изменений ради изменений сегодня? Пока не знаю.

Еще один перспективный денежный поток был связан с переводом учебников в электронную форму. Вот снабдим каждого школьника планшетом с новыми учебниками…

Мне посчастливилось принимать участие в программе информатизации образования в России. Наш проект (Д. А. Шабанов, А. Г. Козленко, М. А. Кравченко. Инновационный учебно-методический комплекс «Экология. Конструирование биосферы»), который был закончен в 2008 г., называли одним из лучших достижений этой программы. Результат нашей работы получил отличные отзывы, триумфально прошел апробацию и был изъят из использования. Повод — копирайтная ловушка, поставленная программистской фирмой. Причина, в самом широком понимании, — несоответствие задачи нашего курса задачам, решаемым в реальной школе…

Так вот, я отчетливо убедился, что переход на электронные учебники оправдан, если оправдан изменением задачи, которая стоит перед учебным процессом. Прогресс технологий — не самоцель. Именно сверхзадача образования должна определять и способ обучения, и форму учебников.

 

Человечество находится на переломе своей истории; в ближайшем будущем его ожидают неминуемые изменения характера отношений со средой обитания

Мы погружены во злобу дня, забывая о том, что будущее неизбежно принесет нам глубокие изменения. Сегодняшнее человечество существует за счет невозобновляемых ресурсов, прежде всего — горючих ископаемых. Запасы органики, которые накапливались в недрах Земли за миллион лет, мы сжигаем за год.

Мы не знаем, сколько людей может достойно жить на нашей планете, не истощая ее ресурсы. Часто называют цифру в 500 миллионов человек — как во времена Шекспира. Сейчас Землю населяет 7 с лишним миллиардов. Нехватка пищи, энергии, воды, разрушение природных экосистем, загрязнение и войны — следствие такой численности человечества. Но емкость Земли зависит от характера отношений будущего человечества со средой. Даже если рост человечества остановится, при нынешней зависимости от исчерпываемых ресурсов оно просуществует недолго.

Итак, наш образ жизни изменится. Можем мы однозначно предсказать эти изменения? Нет. Они могут быть эволюционными, революционными, катастрофическими — будущее покажет. Но ясно, что они будут сопровождаться социальными конфликтами и отразятся на каждом человеке.

 

Поиск способа изменения отношений со средой, которые сохранят человечество, — задача, у которой нет заранее известного решения. Его придется вырабатывать на ходу, в ходе самих изменений

Описанная проблема порождает вал безответственных утверждений и необоснованных рекомендаций от тех, кто «знает, как надо». Переходим на «органическую» пищу! Будем жить как наши прадеды! Запретим ГМО! Закроем страну для «инородцев»! Обяжем коренных жителей иметь помногу детей! Запретим иметь больше одного ребенка!

Все это — вредные мифы. Почему? Из-за нехватки места здесь не объясню. Но обратите внимание: обсуждение этих идей требует культурного и научного фундамента, который должен быть сформирован образованием.

Не надейтесь, что решение найдут компетентные инстанции. Моделирование не наблюдавшихся событий — сложнейшая задача. Ее можно решать лишь с высокой степенью неопределенности. Компетентные инстанции будут решать свои задачи, а решение нашей общей сверхзадачи нам придется искать совместно. И для этого нужны подготовленные граждане.

А может, решения уже и нет, и человечество обречено? Мы не можем быть в этом уверены. Наш удел — искать решение, предполагая, что мы еще можем повлиять на ход событий. Нам придется искать решение, перестраиваясь на ходу.

Проблема, о которой я говорю, осознана международными организациями. Человечество ставит перед собой задачу перехода к устойчивому (sustainable development) или, лучше сказать, — неистощающему развитию. Наполнить это решение конкретным смыслом — задача каждой политической нации и каждого ответственного гражданина.

 

Сверхзадачей среднего образования должна стать подготовка учащихся к определению оптимального пути перехода человечества к неистощающему развитию, к поиску места и роли в этом переходе своей страны и самих себя

Сверхзадача для образования должна быть частью национальной идеи: смысла, организующего бытие страны и народа. Консенсусной национальной идеи у нас пока нет. Нам предлагают и возвращение к национальным и конфессиональным истокам, и вступление в ЕС, и освобождение от влияния России, и обеспеченную жизнь «простого человека», и даже мессианскую роль Украины в мире.

Но представим себе: мы в ЕС, Украина — обеспеченная страна, национальные традиции в почете. Что дальше? Неизбежная глубокая перестройка всего человечества, изменение нашего образа жизни, серьезнейшие социальные подвижки. Готовы ли мы к этому? Нет.

Срочные задачи, стоящие перед нами, должны быть решены. Но наша сверхзадача должна быть связана со сверхзадачей человечества. Решать ее надо, как минимум, на четырех уровнях: человечества в целом, народа (политической нации Украины), локальной общины и каждого отдельного человека.

Мы должны быть готовы к переходу человечества к неистощающему развитию, нам надо найти место в будущем человечестве для всей страны и каждого из нас. Это — задачи исключительной сложности. Значит, школа должна готовить молодежь к их решению.

Придется перестроить преподавание:
— естественных наук, особенно экологии и биологии в целом, а также средоведения;
— социально-политических наук;
— технологий, опирающиеся на точные и естественные науки;
— филологических наук, необходимых для взаимодействия внутри социума и человечества.

Воспитательная работа должна быть нацелена на развитие умения принимать решения и корректировать свои действия в динамичной среде.

 

Учебный материал должен быть перестроен в соответствии с логикой, соответствующей сверхзадаче системы образования 

Соответствуют ли поставленной сверхзадаче нынешние программы, учебники и методики? Нет, они имеют другую направленность. Значит, их надо менять, понимая, ради чего мы идем на эти изменения.

Сейчас при изучении большинства наук материал выстраивают в академической логике. К примеру, изучая генетику, рассказывают о ее появлении, излагают законы Менделя, хромосомную генетику Моргана и т.д. Это годится для университетского курса, читаемого мотивированным студентам, и не подходит для средней школы. Там надо идти от проблем, которые школьник решает сейчас, к тем, которые он будет решать в будущем.

Подход «от проблем» приведет к иной компоновке учебного материала. Примерно так… А вы знаете о проблеме генетического груза в человеческих популяциях? Приведет ли ослабление отбраковки нездоровых людей к росту доли носителей генетических аномалий? Как можно блокировать неблагоприятные последствия накопления генетического груза? А как проявляется генетический дефект в ходе развития? А можно ли этим управлять? А можно ли «исправить» ген? А какие знания для этого нужны?

Весь сколь-нибудь важный материал, изучаемый в современной школе, найдет свое место в новой матрице. И такая перестройка не будет означать увеличения нагрузки, ведь и школьнику, и ученику станет намного понятнее, зачем надо осваивать тот или иной раздел программы.

 

Знания эффективно усваиваются в ходе их применения; уникальные возможности для этого открывает моделирование

В нашем комплексе «Экология. Конструирование биосферы» мы опирались на моделирование. Хочешь понять некий феномен — сделай его модель! Тебе надо будет разобраться в теоретических основах, но зато ты тут же применишь новые знания в увлекательном, творческом процессе.

Обсуждаемая здесь сверхзадача школы требует широкого использования моделей — и обучающих, и создаваемых самими учениками. Простейшие модели, сделанные на общедоступном программном инструментарии, обладают колоссальной учебной и эвристической ценностью. Работа с ними — это и серьезная учеба, и игра, и творческий процесс. Она воспитывает те качества, которые понадобятся зрелому человеку, адаптирующемуся к меняющемуся миру…

Кстати, и само образование, и само познание — тоже есть создание и совершенствование моделей! Мы создаем и развиваем «малые» модели, совершенствуя «большую» модель — наши представления о действительности и наших отношениях с ней.

 

Обеспечивающие решение сверхзадачи образования учебные комплексы будут сетевыми; их содержание будет все время пополняться и перестраиваться

Как перевести школу на решение поставленной сверхзадачи? Из всего комплекса проблем (финансовых, организационных и пр.) я обсужу здесь лишь один аспект: разработку учебно-методического обеспечения.

Традиционные печатные учебники для решения описанной задачи недостаточны. Их «жизненный цикл» не обеспечит необходимую связность и актуальность учебных материалов. У электронных учебных средств есть свои преимущества: интерактивность, интеграцию с мультимедиа и средствами моделирования, возможность индивидуализации учебной траектории. Увы, принятая сегодня модель выпуска учебников на дисках тоже не решит стоящую перед нами задачу.

Нужен сетевой комплекс, построенный на программном обеспечении дистанционного образования. Он должен быть пригоден и для онлайн-работы, и для использования в условиях периодического подключения. Его содержание должно создаваться на основе технологий как Web 1.0 (задаваться авторами ресурса), так и Web 2.0 (создаваться взаимодействующими пользователями). Например, без участия пользователей невозможно задействовать локальный уровень: анализ и решение проблем района, города, региона.

Сочетание авторского задела и коллективного творчества позволит широко применять современные формы обучения, например, проектную работу. В идеале школьники могли бы самоорганизовываться (при сохранении направляющей роли учителей) для решения актуальных локальных задач, получая необходимые для их жизни социальные навыки.

 

Создание учебного комплекса, обеспечивающего решение поставленной сверхзадачи, непосильно для любого издательства; эту задачу сможет решить только мощный классический университет

Описанный динамичный учебный комплекс может быть создан только коллективом специалистов различного профиля. Работа с ним потребует специально подготовленных педагогов. Какая же организация сможет это обеспечить?

Университет. Классический университет с серьезными научно-педагогическими школами, квалифицированными ИТ-специалистами, центром дистанционного образования и системой подготовки педагогов. Он мог бы создать необходимые рабочие группы, получить министерские разрешения и грифы, подготовить учителей, а затем поддерживать и развивать комплекс. Я считаю, что лучше всего это сделает Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина.

Пока что речь идет о моей инициативе (хотя мои коллеги обсуждают ее с интересом). Чтобы университет, министерство, педагоги, родители и сами ученики приняли эти идеи, они должны пройти серьезное обсуждение. Эта статья — затравка для такого обсуждения. А сам я хотел бы заняться переделкой курса биологии (с акцентом на экологию), нацеливая его на решение действительно достойной сверхзадачи для образования.

Итак.

Сверхзадачей для школьного образования в Украине должна стать подготовка учащихся к определению оптимального пути перехода человечества к неистощающему развитию, к поиску места и роли в этом переходе страны и самого себя. Для ее решения потребуется разработка сетевого учебного комплекса. Его создание и поддержка — задача для классического университета.

Предлагаю всем заинтересованным лицам и организациям конкретизировать эту задачу и приступить к ее решению.

 

Опубликовано в LB.ua

Комментарии

Здравствуйте, Дмитрий Андреевич! Прошу прощения, что отвечаю с задержкой — статья Ваша интересная и мне очень «по душе», оттого критиковать не хочется. Тем не менее, мне кажется, что есть в Вашем плане существенные «проколы» и их обсуждение будет всем на пользу. Поскольку у меня жена всю жизнь (а мы ровесники) преподает математику в школе (которая довольно заслуженно считается одной из лучших), да и сам я пятнадцать лет отдал КПИ, в том числе более десяти — преподавательской деятельности, то смею надеяться, что я вижу некоторую «оборотную сторону» учебного процесса. Прежде всего, мне хочется отметить, что столь обширную и инертную систему, как образование, невозможно «выстроить» как единый централизованный проект. Тут уместны, вероятно, аналогии с экономикой: успешного развития можно достичь, не создав наилучший «пятилетний народнохозяйственный план», а обеспечив иституциональную поддержку прогрессивным направлениям развития и прогрессивным предпринимателям. В этом смысле «сверхзадача» может быть полезна для консолидации усилий энтузиастов, но не сможет использоваться для моноцелевого развития образования. Для сравнения можем также сопоставить подход к решению собственно задачи «перехода к неистощающему развитию»: мы ведь не считаем, что решение этой задачи способно обеспечить некое «мировое правительство» при помощи «министерства по неистощающему развитию»

Другой гранью такого суперцентрализованного подхода служит исходная посылка, что образование в СССР было результатом реализации некоторой «советской сверхзадачи». Не то, чтобы я был не согласен с тезисом: «Образование в СССР ориентировалось на использование дешевой рабочей силы», но мне не кажется, что существовала некая абсолютная модель, заставляющая выстраивать образование так или иначе (о многозначности задач очень неплохо говорит в своих «университетских» лекциях Александр Аузан). В частности, мне кажется, что модель, с которой мы с Вами знакомы по позднему СССР, — результат эволюционного развития классического образования, восходящего к первой половине XVII века и работам Яна Амоса Коменскгого: та же классно-урочная система, те же принципы единства воспитания и обучения. В этом плане для анализа наших возможностей мне кажется куда более важным не осудить результат этого развития, а проанализировать, как и каким образом происходила модернизация, какие цели и какими средствами удалось достичь, а какие — нет (у меня совсем нет такого рода данных, а было бы очень интересно понимать, например, как изменился характер образования в СССР, когда старшие классы и ВУЗы стали платными). Столь большие системы, как образование, мне кажется в значительно большей степени подвержены эволюционному развитию (и отбору), чем небольшие проекты.

Понимая, что уже и так замечания непропорционально велики, хочу все же дать еще один взгляд на причины/механизмы деградации образования после распада СССР. Процесс становления отраслей во вновь образовавшемся государстве воспринимался многими как процесс приватизации «захваченного». К сожалению, в таком процессе любой «объект» воспринимается как «ресурс для ренты». Соответственно и образовательные заведения многими их «владельцами» были так восприняты (мы ведь помним: распорядитель, не имеющий внешнего контроля — практически владелец). Ну а раз есть «ресурс» — должна быть и рента. В школе быструю деградацию, к счастью, остановило появление ЗНО, а в ВУЗах, по моему представлению, ситуация сильно зависит от «владельца» и его амбиций. То, как успешно сработало ЗНО показывает, на мой взгляд, что институциональные изменения могут очень много сделать даже в достаточно инертной области. Вопрос в том, чтобы правильно их выстроить и понимать цель, с которой это сделано.

И последнее, несколько за пределами статьи, но, тем не менее, очень значимое. Как я уже писал, такие большие системы, как образование, развиваются под влиянием эволюционного отбора куда успешнее, чем по «директивам партии и правительства». Но с переходом от обучения работе с сущностями естественными, универсальными по своим законам, к работе с объектами рукотворными, придуманными человеком, ситуация изменяется (я писал об этом немного в «Трех тезисах», на которые уже ссылался). Дело в том, что рукотворные сущности изменяются быстрее, чем система «успевает» оценить результаты обучения. Мы впервые сталкиваемся с ситуацией, когда непосредственной обратной связи нет: мы не получим ответа на вопрос, что БУДЕТ полезнее для изучения, проанализировав, что и насколько успешно изучали школьники на информатике двадцать лет назад: Нортон коммандер или псевдо-язык Ершова. Оба эти объекта уже не нужны и уже не изучаются. Даже если мы смогли бы понять, что какая-то из программ лучше, мы все равно не можем ее развивать — она уже умерла. Это серьезный вызов, который служит очень сильным аргументом ЗА создание конкурирующих и долговременно развивающихся сетевых комплексов, так как дает шанс выигрывать тем решениям, которые не лучше в некоторый момент времени, а лучше по своей динамике.

Три тезиса об образовании (http://boobleak.blogspot.com/2012/01/blog-post.html) посвящены:
- формированию у новых членов общества институционально-необходимых качеств
- обретению учащимися способностей к эффективному труду
- общественной заинтересованности в развитии Модели Мира

здравствуйте Дмитрий!
тут http://polit.ru/article/2014/08/30/education/ накидали критики современной "либерльной" системы образованя европы, и у нас соответственно. имхо сильное дополнение в Вашим размышленям.

По правде говоря, я не уверен, что "пустая голова" - следствие либерализма.